главная

Сочи, Россия
пн 23 Июл 2018
  • USD 63,48
  • EUR 73,93

17:15, 20 марта 2018
1689
Автор: Дженнет Арльт

Антон Лубченко, дирижер: «Музыка — это как секс, либо она заводит, либо нет»

  • Антон Лубченко, дирижер: Музыка — это как секс. Либо она «заводит», либо нет

В ноябре 2017 года художественным руководителем Сочинского симфонического оркестра назначен российский дирижер и композитор Антон Лубченко. Главная задача нового руководителя — возродить настоящий симфонический оркестр в Сочи, добиться его полной кадровой  комплектации, довести количество музыкантов до необходимого уровня, сопоставимого с другими оркестрами ведущих регионов России.

О том, какие перемены ждут сочинский мир академической музыки и как довести региональный оркестр до федерального уровня, Антон Владимирович рассказал Макс Порталу.

Краткая справка
Родился в 1985 году в городе Обнинск, неподалеку от Москвы. Нотной грамотой овладел в 3 года. Окончил композиторское отделение санкт-петербургской консерватории, класс профессора Александра Мнацаканяна (ученик Дмитрия Шостаковича).

Как дирижер сотрудничал с оркестрами театра Национального балета Канады в Торонто, Саксонской государственной капеллы в Дрездене, с Брукнерхаусом в Австрии. Работал приглашенным дирижером Симфонического оркестра Лотарингии во Франции, дирижёром Пекинского симфонического оркестра в Китае.

В России — сотрудничал с оркестром Мариинского театра, Академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии, с «Новой Россией» Юрия Башмета, «Русской филармонией» Дмитрия Юровского и многими другими коллективами.

На сегодняшний день является художественным руководителем Симфонического оркестра Сочинской филармонии и руководителем музыкальных программ Александринского театра в Петербурге.

Автор девяти симфоний, четырёх опер (среди них «Доктор Живаго» и «Сын человеческий» по мотивам сказки «Маугли» Р. Киплинга), автор музыки к пяти балетам и пяти кинофильмам, в том числе к кинокартине «Три дня до весны» режиссера А. Касаткина.

О главных достижениях
Самое главное, что за свои годы работы я успел создать собственный коллектив. В Государственном Приморском театре оперы и балета во Владивостоке пять лет назад мы с нуля построили симфонический оркестр, хор, оперную и балетную труппы театра. За два с половиной сезона создали 11 постановок, провели 8 международных фестивалей, побывали на гастролях не только в лучших столичных залах России, но и дважды снискали успех оркестра в Европе.

Сегодня Приморский театр стал филиалом Мариинского театра, что для меня очень большая честь и своего рода косвенная оценка работы. Все артисты, которых мы собрали, и все спектакли, которые мы сделали, теперь украшают мариинскую сцену. Так что я вполне подготовленным в ваш регион приехал.

О культурном уровне Сочи
Сегодня в Сочи происходят изменения, которые связаны не только с инфраструктурой и качеством жизни людей. Есть потребность также в серьезных изменениях в культурной жизни. Вы знаете, что ни один город не может считаться культурной столицей, если в нем нет своего симфонического оркестра.

В данном случае это не какое-то увеселительное заведение или казино, которое в городе может быть, а может и не быть. Я вижу, что у тех людей, которые любят классическую музыку и ходят на концерты, сложилась определенная привычка, будто бы серьезное симфоническое исполнение возможно только у приезжих коллективов. «Вот приедут столичные музыканты — и они нам сыграют. Приедет кто-то в „Сириус“ — вот там пойдем послушаем». Мне кажется, что эту привычку настало время менять, тем более что для этого не нужно огромных средств, это не Керченский мост построить, это гораздо меньше.

Как будет строиться репертуарный план
Как новый творческий лидер коллектива, я считаю, что мы должны, не забывая о шедеврах западной классической музыки и относясь к ним с большим трепетом, сосредоточиться прежде всего на изучении и исполнении русских композиторов. Многие произведения нашей музыки по сей день остаются неизвестными или исполняются очень редко. Чья ещё задача, как не наша, решать в Южном регионе России эту проблему? Я уверен, что на концертных площадках крупнейшего южного центра страны должны чаще и увереннее звучать Чайковский, Прокофьев, Рахманинов, Мусоргский, Скрябин, Шостакович, Стравинский, Щедрин. Именно их музыка сегодня составляет нашу культурную гордость.

Все эти произведения требуют колоссальной вышколенности оркестра, большого состава музыкантов, качественных музыкальных инструментов... Посмотрим. Во Владивостоке нам удалось осуществить это менее, чем за три года — и это еще до того, как в регионе появился Мариинский театр с его федеральным бюджетом! Не думаю, что Сочи обязательно должен отставать от своего дальневосточного соседа. Я общался с главой города Анатолием Николаевичем Пахомовым, видел его решительный и позитивный настрой. Мы постоянно на связи с городскими властями. Думаю, что вместе мы сможем превратить наш оркестр в настоящую жемчужину.

О перспективах развития музыкального коллектива
Прежде всего, нам необходимо укомплектовать оркестр до необходимого количества хотя бы 70-72 человек. Очень важно «слезть с иглы» постоянного приглашения музыкантов из других городов. Вот представьте себе ситуацию — нам срочно необходимо сыграть концерт, с серьезной программой. А музыкант, исполняющий важнейшую партию первого гобоя или первого фагота, занят на своем постоянном месте работы в другом городе. Это куда годится? Мы сами в Сочи инвалиды, что ли? Почему мы должны подстраиваться под кого-то? Это ведь и на качестве отражается: естественно, что приглашенные музыканты не могут приезжать на весь репетиционный период и работать вместе с нами весь цикл. Перелеты, переезды, гостиницы и т.д. тоже выливаются в дополнительные расходы.

Программы будут интересней, а исполнительские задачи — сложнее. Сыграть симфонию Чайковского и какую-нибудь полуэстрадную песню — это не одно и тоже! Мы никогда не справимся с этими вызовами, если не создадим условий для своих собственных музыкантов. Но уверен, что у нас все получится. Через какое-то время мы сами сможем помогать Краснодару своими музыкантами и опытом для их программ, а не наоборот.

А самое главное, к чему все это должно привести — оркестр должен начать зарабатывать реальные деньги, приносить доход в муниципальный бюджет. Если мы станем коллективом, который может без труда, быстро, в любую дату обеспечить исполнение любой классической партитуры — у нас появятся гастроли, нас смогут приглашать для различных культурных программ, просить обеспечивать различные творческие конкурсы. Так было во Владивостоке, опыта в этом занимать не приходится. Тот же наш сосед в Адлере, Парк культуры и искусства «Сириус» готов сотрудничать с нами на платной основе, если будет с кем сотрудничать. Мы сможем записывать саундтреки к фильмам... это все должно и непременно будет приносить деньги!

Если в нас поверят, то появятся спонсоры, возможно будет создать попечительский совет, который сможет приносить нам до нескольких миллионов рублей в год. Работа в этом направлении уже ведётся. Конечно, для того, чтобы приносить доход, нам нужно много работать, причем всем. Прежде всего мне, но также и музыкантам, и властям города.

О мотивации для музыкантов оркестра
Безусловно, в принятии кадровых решений я буду опираться на тех, у кого мотивации схожи с моими. А у артиста может быть только одна мотивация: сцена и возможность реализации своего творческого потенциала на профессиональной, глубокой основе. Безусловно, это должно достойно оплачиваться — настолько, чтобы музыкант мог позволить себе не думать о крыше над головой, о том, как содержать семью. Тогда музыканты оркестра не вынуждены будут работать на свадьбах и похоронах, в такси и на стройке, а смогут сосредоточиться на музыке.

Но деньги не могут и не должны служить главной мотивацией. Моя личная мотивация, и даже, если хотите, амбиция — это сделать творческую жизнь Сочинского оркестра по настоящему насыщенной. Вывести коллектив на тот уровень, когда не стыдно будет выступить в Большом зале Московской консерватории, представив там такую программу, которую не часто могут предложить столичные коллективы. Чтобы каждый сочинец мог гордо сказать: в моем городе — один из лучших оркестров страны, а чтобы послушать русскую классику, теперь не я летаю в Москву, а мои московские друзья прилетают ко мне в гости в Сочи.

Многие скажут — это утопия. Но ведь это уже было! Даже во Владивосток к нам прилетали любители музыки из Москвы и Петербурга, так почему же в Сочи невозможно то, что возможно во Владивостоке? Я очень люблю Приморье, это родной регион для меня и останется таковым на всю жизнь, но ведь для столичного зрителя город Сочи ближе и теплее.

О первых концертах в Сочи
Первые концерты с моим участием в качестве художественного руководителя и дирижера Сочинской филармонии пройдут 24 мая и 1 июня. С нашим оркестром мы исполним музыку к драме «Гамлет» П. И. Чайковского, сюиту из оперы «Повесть о настоящем человеке» С. Прокофьева, музыку к спектаклям «Евгений Онегин» и «Гамлет» снова С. Прокофьева. Во второй день сыграем концерт Александры Пахмутовой для трубы с оркестром. Также прозвучат более известные сочинения Дмитрия Шостаковича: Девятая симфония и фрагменты из музыки к фильму «Овод». Первые репетиции начнутся уже на следующей неделе.

Сейчас я занимаюсь подготовкой нотных материалов. Эти сочинения практически не исполняются в России, поэтому поиск нот — целая детективная история. В чём-то помогает мой друг Борис Тараканов, основатель крупнейшего известного нотного архива. Еще один коллега и друг, известный дирижер Дмитрий Юровский помогает с поиском нот на Западе. Так что нотные материалы для программ Сочинского оркестра сегодня ищутся, без преувеличения, по всему миру. Теперь я думаю о том, как нам сделать концерт еще более интересным для зрителей, какой подготовить видеоряд. Программа очень сложная, поэтому репетиций потребуется немало.

О том, как привлечь публику в концертный зал
Нужно просто хорошо играть. И всё, больше ничего. Либо публике нравится то, что ты делаешь, либо её трогает исполненное тобою сочинение (а в гениальности Чайковского, Прокофьева, Мусоргского, Брамса сомневаться было бы странно), либо нет.

И рассказывать тут что-либо бессмысленно. Это так же глупо, как рассказывать девушке, почему ей должен нравиться тот или иной молодой человек. Он её либо «заводит», либо нет. Либо есть сексуальная энергия между ними, либо отсутствует. В музыке, поверьте, все точно также. И между дирижером и публикой. И между оркестром и публикой. И между дирижером и оркестром. Концерт — это место для обмена энергией с музыкантами и дирижером на сцене, зрителями в зале и композитором, который где-то в космосе (как правило). Партитура, если она написана гением — это лишь рецепт, инструкция, идеальный сценарий этого действа. Если это так, то никому скучно не будет. Если зритель жалуется, что ему скучно, значит на сцене что-то делается не так.

О сроках
Когда мы достигнем такого уровня? Если говорить об уровне, который можно сопоставить с лучшими региональными результатами, к примеру с оркестром Екатеринбурга, Новосибирска, Татарстана, Приморского театра, то через год вам уже не будет стыдно. Но это при условии, что все пойдет так, как мы то планируем, будет нужная поддержка.

Другое дело, что таким составом, который у нас сегодня есть, более масштабные произведения в ближайшее время не сыграть. Мы не можем себе позволить ни одну симфонию Чайковского и Прокофьева, а из Шостаковича можем только одну — Девятую. Поэтому на первых концертах нам нужно показать, чего мы в принципе можем добиться — без денежных вложений, с этими музыкантами и на этом уровне. Посмотрим. Я сам посмотрю с большим удовольствием. Наверное, многие ждут, что я начну репетировать в конце марта и испугаюсь. Но этого не будет. Я не из пугливых.

 

Персоны: