главная

Сочи, Россия
пн 22 Янв 2018
  • USD 56,58
  • EUR 69,39

19:47, 11 декабря 2017
3077
Автор: Мария Спиридонова

Кто и как управляет воздушным движением в Сочи. Часть 2. Диспетчерская

Авиадиспетчер - это состояние души
  • Кто и как управляет воздушным движением в Сочи. Часть 2. Диспетчерская

Продолжаем рассказ о работе диспетчеров. В первой части мы узнали о тренажерном комплексе, расположенном на территории ОрВД в международном аэропорту Сочи. Пришло время узнать о самой работе диспетчеров в деталях и лицах.

Снова извилистый путь по коридорам и вот мы тихо открываем заветную дверь. Никому не помешать сейчас — самое важное. И вот она, святыня любого человека, помешанного на авиации. Особенно гражданской.

 

 

Сегодня здесь немноголюдно — так бывает в межсезонье. Сдвоенные рабочие места, собранные в один ряд, красная ковровая дорожка, ничего лишнего — добро пожаловать в серьезный и ответственный мир.

 

- Здесь работают два диспетчера круга - один, который управляет непосредственно воздушным движением, второй координирует, может вести связь, помогает диспетчеру, который управляет судами - это при большой загруженности. Места находятся рядом друг с другом и абсолютно идентичны. А здесь находится диспетчер подхода, он
работает со смежниками, координирует и передает информацию о воздушных судах.

Существуют еще и резервные места - на случай, если что-то случится непредвиденное. Все места взаимозаменяемы - мало ли какой может быть ситуация. У каждого диспетчера есть и дополнительный монитор с погодой, вот он сбоку.

Тут же находится рабочее место старшего диспетчера, который руководит всем процессом. В смене у нас около 16 человек, именно старший дает распределение по рабочим местам, есть подменные диспетчеры. Согласно приказу, диспетчер должен отработать не более двух часов и у него должен быть 20 минутный перерыв через час.

Первым под мои расспросы попадается Рыжих Виталий, диспетчер УДВС 3 класса:

- Работаю третий год, занесло... желание. Учился, выбирал, какой аэропорт мне нравится, интересен. Сам я из Санкт-Петербурга, с холодного севера на теплый Юг. И только так! А профессию диспетчера выбрал очень интересно. Мне ее посоветовал не папа, не кто-то другой, а моя мама, которая очень долго читала о разных профессиях. Она мне и рассказала, показала статьи. А я, если честно сказать, о такой профессии и не знал. А потом решил попробовать и понял, что это действительно мое.

Потом мы заглядываем в небольшое помещение - это рабочее место диспетчера местного диспетчерского пункта (сокращенно — МДП).

Очаровательная и очень серьезная девушка - Дмитриева Екатерина, диспетчер управления движением воздушных судов (УДВС) 3 класса, любезно соглашается ответить на вопрос, как
ее сюда занесло (именно так!):

- Как я выбрала эту профессию? Случайность, абсолютная случайность. Поступала изначально на бортпроводника, но у меня мама человек волевой, стукнула кулаком по столу и сказала "Нет, дочь будет авиадиспетчером и больше никакой другой профессии!" У меня в авиации никого нет, но вот мама выбрала именно эту профессию для меня. Оказалось, не прогадала. А потом я приехала на преддипломную практику сюда, прошла практику, написала диплом по Сочи и приехала работать. 8 июня будет 3 года, как я здесь работаю.

Мы всю жизнь учимся на работе, привыкнуть можно ко всему. Есть, конечно, свои трудности, но это работа для людей, кто тянет. Кто не тянет, уходит сразу. Мне нравится. Авиадиспетчер - это состояние души.

Ну вот, мы с вами посмотрели на тренажеры, немного отвлекли от работы парочку диспетчеров (поверьте, более быстрых интервью не бывает более нигде), а теперь пора оторвать от работы еще одну службу, которая не всегда рада экскурсантам в своих стенах. Технари такие технари! Шучу, на самом деле - это гостеприимная служба, которая не любит гостей лишь потому, что они отвлекают от работы, которой здесь немало. Если диспетчерская служба - это вершина айсберга аэронавигации, то служба эксплуатации технического оборудования и связи - это все остальное.

А еще здесь сожалеешь, что не имеешь инженерного образования, вздыхаешь и идешь к Гуглу — изучать Сборник аэронавигационной информации Российской Федерации. К нему нужен переводчик на понятный человеческий, но многое он все же проясняет.

Если выбросить к чертям предисловия, то техническое сердце ОрВД - это святая святых. Эти ребята обеспечивают техническую составляющую контрольно-диспетчерского пункта и следят, чтобы диспетчеры не остались без глаз и ушей. Вся система была построена к Олимпиаде, как и сама новая вышка КДП.

Минутка истории - вот так выглядит старая вышка.

А это - вид на новую вышку со старой.

Чтобы хоть немного прояснить происходящее, зовем на помощь инженера по системе автоматизации и систематизации воздушного движения (АСВД) Синтез А2 Шаломского Павла, инженера радиолокации, радионавигации и связи 2 категории:

- Наша система видит множество самолетов в воздухе. Для этого у нас есть локаторы - три штуки. Есть вторичные локаторы - "запрос-ответ", так и первичные локаторы - принимают отраженный сигнал. Еще мы можем принимать данные с геленджикской позиции - там тоже стоит локатор. Большой трассовый локатор, который видит далеко - мы тоже принимаем его информацию и обрабатываем.

Именно сюда приходит вся информация - она обрабатывается, экстраполируется, выравнивается - что бы диспетчер видел одну отметку от борта, как она ровненько летит, поворачивает - для этого Синтез и существует. Помимо того, чтобы отображать борты в воздухе, тут еще заведена плановая система - самолеты летают не просто так, они летают по плану. Есть план полетов, где указан аэропорт вылета, аэродром назначения, время вылета, борт, маршрут. Вся эта информация приходит сюда, обрабатывается, доставляется диспетчеру на его рабочее место в виде списка рейсов на текущие сутки.

Попутно к каждому борту привязывается информация о том, какой авиакомпании принадлежит этот борт. И диспетчер уже конкретно видит не что там кто-то летит, а конкретный борт.

Основное здесь - это локация и плановая система. Есть еще метеоинформация от локаторов, все засветы грозовые. Сюда приходит и информация от метеостанций, разбросанных по аэродрому - в торце одной полосы и в начале другой. Еще мы измеряем ветер на кругу - на высоте 100 метров, облачность - передний край, верхний край, и погода с других аэродромов. Это трехчасовые прогнозы. Чтобы обеспечивать управление воздушным движением, чтобы диспетчер видел, что у него творится в небе, на перроне, чтобы видеть погоду - для этого и есть этот Синтез А2.

Ну вот, разговоры на нижних этажах завершены, и мы направляемся на самый верхний. Именно сюда во время ежегодного споттинга попадают все фотографирующие самолеты желающие. Но, попадают без права съемки рабочих мест диспетчеров. Обычно все рвутся снимать самолеты, хотя в работе диспетчеров есть нечто магическое - можно застрять здесь
надолго, глядя на взлеты и посадки через панорамные окна и слушая переговоры.

Вид с балкона вышки ОрВД

Вот щелкает последний кодовый замок и с крутой и узкой лестницы мы попадаем на вышку. К слову, под вышкой всегда подразумевается только старт - благодаря его положению.

- На вышке 4 рабочих места - деливери, старт 1, старт 2 и рабочее место руководителя полетов. Всего есть 6 смен, в каждой смене ориентировочно по 15-16 человек, помимо этого еще есть группа обеспечения планирования управления воздушным движением. Там диспетчеры сидят за планами и передают вылет и посадку воздушных судов.

- Система работает непрерывно, график такой - день с 2 до 10, потом утро с 7 и до 2, и потом на следующие сутки в ночь с 10 и до 7 утра. А потом 3 дня выходных. Получается где-то 15 дней в месяц. Отпуск 67 рабочих дней, проработав более 5 лет, диспетчер может получить бесплатный билет в любую точку мира. Заметьте, что его супруга или супруг получают скидку в 50% на то же направление. На данный момент диспетчерские пункты объединены, диспетчер работает и за старт, и за руление - это разрешается в периоды малой интенсивности по указанию руководителя полетов.

- Курсы посадки у нас взаимозаменяемые, в зависимости от погодных условий. В периоды высокой интенсивности, как было на Олимпиаду, по указанию руководителя полетов удваивается количество диспетчеров. На помощь приезжали диспетчеры из Москвы, Волгограда и Астрахани, проходили стажировку и усиливали наши смены. По 2 человека сидело на каждом направлении. До 30 человек было в смене, против 16.

Я молча наблюдаю за работой единственного диспетчера — расспросить ее нет возможности, поэтому перехожу к руководителю полетов.

Теперь нужно скромно дождаться в сторонке, пока руководитель освободится и сможет уделить несколько минут своего рабочего времени на разговор. Это непросто сделать - в любом случае, на рабочем месте его голова будет занята совсем другими вещами.

С руководителями полетов в ОрВД все загадочно: есть штатный руководитель полетов — в нашем случае он оказался на курсах повышения квалификации. На такой случай в службе еще два сменных - когда штатный руководитель в отпуске, на КПК или болеет, они его замещают.

Наконец, Величко Альберт Владимирович, руководитель полетов службы движения ВС, оказывается в моих руках:

- Работа руководителей полетов заключается в ответственности за организацию работы смены, за то, чтобы во время работы не было никаких внештатных ситуаций. А если они происходят, то смена и руководитель полетов в частности, правильно на них реагировали, принимали верные решения. Это достигается путем подготовки, контроля методической работы, проверок и всего-всего-всего, что может быть важным. А важно в нашей работе абсолютно все и мелочей не бывает. Перед заступлением на дежурство диспетчер должен быть подготовлен, соблюдать решим отдыха - тоже обязанность. Он ознакомиться с обстановкой, которая его ждет - это достигается путем инструктажа на рабочем месте смены, где все службы доводят обстановку на аэродроме, смежных, запасных, метеообстановку. Это очень большой объем. На инструктаже производятся розыгрыши, задаются вопросы по внештатным ситуациям. Сам диспетчер, заступая на рабочее место, проверяет все оборудование связи со смежными диспетчерами, дополнительную информацию которая изменилась со времени проведения инструктажа и приступает к работе, зная обстановку и прогнозируя ее.

Он должен думать на несколько шагов вперед, приблизительно как и шахматист. Только у шахматиста одна доска, а у диспетчера не только летное поле, но еще и взаимодействие со смежными службами. И получатся много информации из вне, которую он должен проанализировать и исходя из нее принимать решения.

27 год работает Альберт Владимирович Величко в аэропорту, в должности руководителя полетов - третий год. До этого был диспетчером, старшим диспетчером, диспетчером-инструктором и теперь руководитель полетов:

- Я, как пришел сюда в 1991 году, так продолжаю. Надеюсь еще лет 20 проработать.

На мой удивленный вопрос про пенсионный возраст в этой профессии, Альберт Владимирович отвечает:

- Пенсионный возраст для мужчин-диспетчеров - 50 лет, женщин - 45 лет, но в это время вряд ли кто-то уходит на пенсию. Если позволяет здоровье и есть желание работать - работают дальше.

До того, как я пришел, в советское время, интенсивность была гораздо выше, а оборудование - гораздо хуже. И работали действительно люди, которые были готовы это сделать. Я не знаю, как бы я отработал это время - хочется думать, что тоже достойно, не довелось к счастью или нет - не знаю.

В 91 или 92 я помню, что уходил с работы и у меня реально болел язык. Начинаешь что-то говорить - и понимаешь, что болит язык. Сейчас тоже бывает достаточно много таких ситуаций во время международных форумов и других мероприятий.

В пиковые дни олимпиады, конечно, интенсивность была большая. Но в то же время, было очень хорошо организовано планирование воздушных потоков. И поэтому я даже несколько удивлялся, что нет таких свалок воздушных судов, что все размеренно, плавно и четко. Были хорошие метеоусловия, и ни один борт не ушел на запасной аэродром. Время прибытия ВС тоже соблюдалось безукоризненно.

С рабочих мест диспетчеров открывается фантастический вид на аэродром.

 

В пиковую летнюю нагрузку, какой бы она ни была, мы не привлекаем диспетчеров с других городов - то была единоразовая акция во время олимпиады. Максимум работает 15-16 человек. Зависит это от отпусков и от курсов повышения квалификации, например.

Ну, а на время мероприятий, которые планируются с большой интенсивность воздушного движения, обычно никого в отпуск не отпускают. И смена выходит в полном составе. Конечно, руководитель полетов и старший диспетчер - одни из главных лиц, но короля делает его свита, и мы ничто без нашего дружного коллектива. На каждого диспетчера надеемся, ценим, уважаем. Сейчас сидит у нас за каналом девушка, которая в сложной воздушной обстановке справляется легко, грамотно, знает английский язык превосходно. Хотя все у нас подготовлены по английскому языку, у каждого свой уровень не ниже 4 рабочего.

Вот такая история получилась. Непростая, как и работа в ОрВД, но захватывающая!