главная

Сочи, Россия
вс 30 Апр 2017

20:00, 21 декабря 2016
7099
Автор: Мария Спиридонова

Сочинский аэропорт. Люди, судьбы, профессии

Продолжаем рассказ о том, как приходят в авиацию люди и что из этого получается (кроме обслуженных за год 5 миллионов пассажиров).

В прошлой серии мы узнали, что такое Центр управления ресурсами Международного аэропорта Сочи, а чем именно он управляет, как раз и собираемся сейчас выяснить.

Согласование стоянок воздушных судов ЦУР проводит с ОрВД — Государственной корпорацией по организации воздушного движения в Российской Федерации. Более того, без тесной работы с ОрВД невозможно узнать очень важные детали — когда самолет на кругу, в зоне, на прямой… Да и вообще, без диспетчеров аэропорта бы не было.

На кругу означает, что до определенного момента борт ведут краснодарские диспетчеры, потом он заходит к нам в зону и его начинают вести ОрВД аэропорта Сочи. Эта определенная зона, где самолет уже идет на снижение, и называется круг.

Как только самолет начинает снижение, диспетчеры Центра управления ресурсами сообщают службам, чтобы они начинали готовиться. В дело вступает супервайзер — человек, ответственный за наземное обслуживание воздушного судна.

Профессия — супервайзер.

У этой профессии много названий: и супервайзер на перроне, представитель на перроне, агент на перроне. Но суть и мера ответственности от этого не меняется.

Десятки специалистов, служб, агрегатов и механизмов всего за 30-40 минут успевают обеспечить наземным питанием и кондиционированием салон, разгрузить багаж, заправить лайнер топливом и водой, почистить салон, загрузить багаж и еду, проверить техническое состояние и провести противообледенительную обработку и выпуск самолета. Все вместе это называется хэндлинг.

От скорости и качества обслуживания самолета на земле зависит то, сколько денег заработает авиакомпания. Каждая минута обслуживания самолета на земле — это расходы, а полета — наоборот, доход. Время=деньги.

Необходимо понимать, что для разных рейсов выполняются разные виды наземного обслуживания.

Обслуживание самолета, который только прилетел и никуда не летит сразу (прилет), обслуживание самолета, который какое-то время находился на стоянке и готовится к рейсу (вылет) и разворотный рейс, когда самолет прилетел и сразу же готовится к новому вылету. Сложно?

Все эти процессы должен кто-то отслеживать и контролировать. Зачем, спросите вы? Нет, вовсе не бюрократию разводить. Просто некоторые процессы, согласно правилам безопасности, нельзя проводить одновременно. Например, заправку и посадку/высадку пассажиров.

Всем этим и дирижирует супервайзер — специалист, координирующий процесс наземного обслуживания, являясь при этом связующим звеном между авиакомпанией и соответствующими службами аэропорта.

Всего в списке обязанностей супервайзера 36 пунктов. Это полный цикл наземного обслуживания рейса, в том числе, осуществление контроля загрузки и центровки ВС, заполнение и контроль перевозочной документации, организация обслуживания рейсов деловой авиации и многое-многое другое.

Для постороннего наблюдателя это просто очередной человек в светоотражающем зеленом жилете — по внешнему виду этого важного сотрудника ничем не отличишь от всех остальных. Не менее важных.

— У меня самая любимая и интересная работа. — начинает свой разговор коренной сочинец Болислав Даневский, диспетчер по контролю за подготовкой ВС к вылету (ДПВС). — Хотел поступить в военное училище, но судьба мне отказала в этой мечте. Но потом мне предложили поступить в Рыльское авиационно-техническое училище.

— Авиация сразу по любви случилась или чувства потом пришли, во время работы?

— Я сначала хотел вообще быть строителем! И сразу поступал в строительный — аэродромы строить. Во время учебы нас здорово пугали работой на перроне преподаватели, рассказывали про жару и холод, вредность и прочее. Но, как только я сюда попал, сразу же влюбился. Да, лучше в жару работать, чем в холод, на полосе ветер зимой продувает страшно, но одеваешься теплее и ничего. Служба наземного обслуживания была создана после реструктуризации аэропорта. Был объявлен набор сотрудников и я подал заявление и в итоге перевелся сюда из другой службы. Сначала был авиатехником, потом нас объединили с супервайзерами. Мы отвечаем и за самолет, и за его обслуживание. Чтобы работать на этой должности, нужно досконально знать все машины, которые здесь работают. Воздушный запуск, электропитание… много всего.

Я занимаюсь координацией работы всех служб. Если у меня бардак на самолете — например, дебоширят пассажиры, то надо полицию вызывать, снимать багаж . Я вызываю сотрудников, ответственных за это, узнать всю информацию про пассажира. Или же наоборот, пассажира не хватает и нужно выяснить, где он и минимизировать задержку рейса. Я узнаю багаж пассажира, его массу и габариты, и координирую приемо-сдатчиков, чтобы они сняли этот багаж вовремя, чтобы не задержать самолет. Отвечаю за обработку самолета антиобледенительной жидкостью зимой — здесь все должно происходить максимально быстро и четко, поэтому схему обливки и схему передвижения транспорта тоже выстраиваю я. У меня такая мания — не задержать рейс. Очень переживаю, чтобы такого не случилось. Поэтому я знаю все способы, как минимизировать задержку, даже если приходит задержанный рейс, я его отправляю вовремя. Это очень ответственная работа, в которой, правда, бывает разное.

Вы помните, как убирали квартиру перед приходом родителей/жены/мужа/друзей? А теперь представьте, сколько операций нужно сделать за полчаса. Из 36 пунктов ни один нельзя делегировать никому другому.

Как только борт заруливает на стоянку, его тут же заземляют. Глушатся двигатели, супервайзер осматривает самолет. В это же время пассажиры покидают салон, начинается выгрузка багажа. И здесь необходимо проследить, все ли в порядке, не перемешался ли багаж, не поврежден ли сам багажный отсек.

              

Когда все пассажиры уйдут в здание аэровокзала, бортпроводники проверят наличие забытых вещей, в дело вступят менеджеры клининговой службы, начнется загрузка питания и воды, топлива — при наличии заявки. Бывает, что авиакомпания сообщает о необходимости заправить борт не сразу, а прямо перед тем, как самолет приземлился. Тут и вступает в работу ЦУР и супервайзер, чтобы все сделать вовремя.

Загружается багаж и пассажиры вновь занимают положенные им места в салоне. Кто-то сильно недоволен? Опять задача, которую нужно решить максимально быстро. Снова ЦУР. И снова супервайзер.

Но в этот раз все в порядке, самолет готов к буксировке. И в дело вступает авиационный тягач.
Работа на полосе — завершающий аккорд этой партии. Пока тягач аккуратно буксирует самолет на рулежную полосу, супервайзер идет рядом. Он подает команды водителю, он же отцепляет водило, с помощью которого самолет цепляется к тягачу и сообщает пилотам, что пора на ВПП.

За ювелирной работой бело-желтых машин странной конструкции можно наблюдать часами. Низкая кабина, точные движения. Они перемещают самолеты по перрону как перышки.

Я сажусь в кабину тягача — иного способа увидеть работу супервайзера в "поле", то есть на полосе, не существует — посторонним даже с пропуском вход в эту зону заказан. Болислав крепит водило и мы медленно выкатываем самолет со стоянки на рулежную полосу.

             

— Всех подряд сюда не брали. — рассказывает Александр Владимирович, водитель, почти 4 десятилетия посвятивший одной работе. — Смотрели, кто и как соображает. Брали самых смышленых и тех, кому можно доверять. Влившись в коллектив, мы потихоньку начинали учиться всему. Это была служба спецтранспорта: мы занимались заправкой и работой на тягачах — работа серьезная и непростая. 

Современный тягач сильно отличается от стареньких ЗИЛов — машина в 45 тонн весом с легкостью перемещает самолеты практически всех типов.

На ней невозможно закладывать виражи, но зато можно повернуть колеса в диагональ и поехать боком. Это на тот случай, если вы немножко промахнулись в сильно ограниченном пространстве, буксируя какой-нибудь Боинг.

Самолет должен протягиваться по перрону идеально точно, следуя линиям разметки. Такие здесь правила.
Максимальная скорость тягача — около 30 километров в час, но этого более чем достаточно. Спешка в этом ответственном деле ни к чему.

Спокойно, размеренно мы выкатываем самолет. Это почти детский восторг — разворачивать огромную крылатую машину.
Супервайзеры идут рядом — они отцепят водило и скажут, к какой стоянке его необходимо отвезти. И они же подскажут экипажу, что все готово — пора в полет. 

Комментарии